Хозяйка Седьмой авеню

2
Medium_1

DKNY. Donna Karan. New York. Оказавшись в Нью-Йорке, вы обязательно увидите эти надписи — в витринах, в метро, в домиках автобусных остановок. И конечно, огромные буквы DKNY горят у небоскреба офиса на Седьмой авеню — американской улице моды.

Donna Karan — New York. Ставим тире между этими двумя именами. Так будет правильнее, считают те, кто у нее одевается. Потому что вместе с отлично скроенной одеждой Донна Каран одарит вас чисто нью-йоркским ощущением свободы и легкости, раскрывающим ваше настоящее «Я».

«Попробуйте Донну Каран!» Милые девушки, как всегда, призывно улыбались у входа в знаменитый универмаг «Блумингдейл», этот нью-йоркский храм замечательных и дорогих вещей. И, как всегда, всякой сюда входящей что-нибудь предлагали «попробовать». Такая у них работа. В тот день «пробовали» Donna Karan. Почему бы и нет? И вот у меня в руках флакон удивительной формы. Колба? Капля в момент отрыва? Остроумная вариация на тему женского торса? И эта трепетная женственность изящно защищена элегантной, хорошо пригнанной «золотой» кирасой.

А запах… Смешайте воедино ароматы улицы и спальни, добавьте океанского бриза и ночной тропической духоты — и убедитесь, что чего-то главного все-таки не хватает. Я вдохнула этот непонятный запах. И сразу вспомнила, что «свобода», «жизнь», «любовь» — женского рода. Как я. И сразу забыла суетливую манеру российской покупательницы. Донна Каран. Еще одна Леди Нью-Йорк. Еще одна «смешная девчонка». Еще одна удивляющая своей дерзостью американская история успеха. Она давно стала незаменимым членом самого престижного «клуба»: не только дружит с Барбарой Стрейзанд и Лайзой Минелли, но и одевает их.

Рейчел Уэлч ценит ее платья за то, что они подчеркивают природные прелести, а погрузневшая Барбара — за то, что они их скрывают. Первое, что сделала Хиллари Клинтон, став первой леди Америки, — заказала у Донны пиджаки и классические черные платья. Но сначала приодела мужа. Говорят, синий костюм от Donna Karan на г-не Клинтоне был очень хорош во время церемонии инаугурации. Трижды Донна Каран становилась лауреатом престижной Coty Award. Дважды совет дизайнеров моды Америки называл ее дизайнером года (1985-й, 1990-й) и даже лучшим дизайнером мужской одежды (1992-й).

Она стала первым американским кутюрье, покорившим привередливый Милан. Да к тому же своей первой коллекцией мужской одежды. Совсем недавно (лет десять назад) ее смелое чулочно-носочное производство — сегодня одно из самых доходных направлений империи DKNY — умещалось в гараже где-то в Италии, но уже в начале девяностых журналисты возвестили: берегитесь, Калвин Кляйн и Ральф Лоран, — Донна Каран идет. И она пришла. И прочно обосновалась на Седьмой авеню — как первая леди американской моды.

В прошлом году оборот DKNY достиг $550 млн, из них почти треть Донна делает за пределами Америки — в Японии и в Европе. Ее бизнес сегодня — это 278 зарубежных филиалов. Но жанр американской истории успеха обязывает не просто изумить мир. Его надо изумить так, чтобы в этом убедились родственники и знакомые. И в случае с Донной все произошло по классическому канону.

Пройдитесь по Седьмой авеню, где фешенебельные магазины еще не вытеснили крошечные ателье. Там можно встретить тех, кто знавал папу Донны («хороший был портной — сумел открыть свой бизнес») и маму («она демонстрировала платья не в самых роскошных магазинах»). Вы рискуете услышать историю под названием «девочка выросла на наших глазах». Но если пожилые господа и преувеличивают, то не сильно. Еще в бытность Донны студенткой //Парсоновской школы дизайна (теперь она в попечительском совете этой школы), то есть девочкой восемнадцати лет, ее пригласила к себе поработать в фирму Анн Кляйн. Вскоре Донна стала там лучшим дизайнером.

Лет через десять они расстались, и Донна стала делать одежду под своей маркой. Новое имя, неизвестная марка. Так закончилась история взросления талантливой и прилежной девочки и началась американская история стремительного успеха ныне всемирно признанного дизайнера. Теперь Донна признается: никогда не подозревала, что она чудовище, способное каждые шесть недель удивлять новой коллекцией и почти ежедневно увеличивать империю DKNY на одну структурную единицу. И так десять лет!

Но если вы доберетесь до Патти Коэн, у которой много почетных званий, но главное — «правая рука Донны Каран», вы узнаете о модном дизайнере самое важное. «На самом деле она не дизайнер одежды. То, что она делает, скорее имеет отношение к философии жизни, чем к моде».

Еще интересное