Возвращение Cartier

1
cartier

(ЭПИГРАФ) Картье создает моду, не заботясь о ней.

Коко Шанель

Роман знаменитой фирмы Cartier с Россией складывался по вполне мелодраматическому сюжету: влюбленные знакомятся, их разлучают на взлете чувств, но годы спустя они вновь соединяются. Жизнеутверждающий happy end, за которым угадывается долгая счастливая совместная жизнь.

Все так и было. Единственное отклонение от канонической фабулы: возвращение друг к другу было все-таки плавным, полной внезапности не получилось. Изделия Cartier стали появляться на нашей территории несколько лет назад то там, то здесь, так что местная публика вполне могла купить себе что-нибудь драгоценное этой марки, не выезжая за рубеж. И вот на исходе сентября в голубом особняке Дома Российской армии Cartier официально возвестила о своем возвращении в Россию.

Большая радость? Новые перспективы? Конечно, но прежде всего — соблюдение этикета. И сделано это было, надо сказать, вполне на уровне. Специалисты уверяют, что Cartier — это «классика классики», это гордое пренебрежение суетливой модой и кропотливое создание моды собственной — но уже на десятилетия как минимум. Это слава, почет, признание. Это стиль жизни, той, которая материально состоялась. Звезда Cartier и подспудная ее философия — благополучие.

История самой фирмы складывалась тоже исключительно благополучно: не было ни периодов досадного забвения и упадка, ни разногласий со вкусами сильных мира сего. Более того, такое впечатление, что уже больше века Cartier сама формирует вкус европейской элиты в драгоценностях. Нет, конечно, есть и другие достойные марки, но Cartier — первая среди равных. С чего все это пошло? Биографы фирмы началом успеха своего предприятия считают момент встречи с принцессой Матильдой — племянницей Наполеона.

Почти 150 лет назад Луи-Франсуа Картье преподнес ей в подарок свои драгоценности, которые принцессе очень понравились. Вслед за принцессой весь парижский свет стал наперебой скупать Cartier. С тех пор изделия фирмы из моды практически не выходили — сначала в Европе, а потом и в мире вообще. Ныне Cartier — крупнейшая в мире марка изделий класса люкс. Прежде всего, это, разумеется, часы и ювелирные изделия. Правда, в последние десятилетия ювелирную чистоту этой торговой марки стали разбавлять духи, оправы для очков, зажигалки, платки и прочие престижные аксессуары — вплоть до кожгалантереи.

Все это через 20 филиалов фирмы продается в 123 странах мира. Фирменных магазинов Cartier сейчас 152, что, учитывая все-таки элитарный характер «безделушек», очень даже немало. Про историю мирового успеха Cartier писать можно много.

Во Франции эта история — почти хрестоматийный пример национальной гордости. Однако нас больше интересует роман фирмы с Россией. Ибо кто же не знает, что такое Cartier. Но весьма загадочной кажется фраза «Cartier в России».

Дотошные историки уверяют, что первым русским, открывшим дверь магазина Cartier в Париже на Итальянском бульваре, был князь Салтыков. И случилось это в 1860 году. А уже по его рекомендации последующие визитеры из России зачастили в этот магазин. Но непосредственно на русский двор г-н Картье вышел только через двадцать лет в связи с событием трагическим.

После убийства Александра II он принимает у себя проживающих в Париже русских аристократов и посылает с ними в Россию свои изделия — в дар императорской семье. Историки утверждают, что те подарки из Парижа приняли благосклонно и часто надевали. В 1906 году вдовствующая царица впервые сама встретилась с Картье. По этому поводу ювелир устроил выставку своих произведений в России, которая имела огромный успех.

В 1907 году Картье был удостоен титула поставщика Российского Императорского двора. Среди наиболее верных поклонников Cartier в те годы были замечены: Великий князь Алексей, Великая княгиня Мария Павловна, графиня Щербатова, княгиня Вера Лобанова-Долгорукая, великая княгиня Ксения и многие другие.

Продолжая укреплять драгоценную связь с русским двором, Муниципальный совет Парижа преподнес в дар Николаю II богато украшенное бриллиантами пасхальное яйцо, изготовленное Картье в 1912 году. В общем, все шло успешно. Ювелир уже собрался было открыть свой магазин в Санкт-Петербурге, но помешала война. С 1913 года Картье вынужден прекратить свои поездки в Россию. А по окончании войны здесь происходили другие события, которые никак не способствовали теплым коммерческим отношениям.

Так и не случился в России фирменный магазин Cartier. Нет его и сейчас. Правда, сама продукция уже два года продается в 51 магазине — в Москве, Санкт-Петербурге, Киеве, Львове и Таллинне. Но своего магазина нет. Хотя он непременно будет, о чем объявил президент директората Cartier International и Cartier S. A. господин Алан Доминик Перрен в тот сентябрьский вечер на церемонии по поводу возвращении фирмы в Россию.

Подробностей о первом фирменном магазине Cartier сказано было немного: не раньше чем через год, и еще не ясно, где именно. Зато немало было продемонстрировано продукции «лицом». В небогатом, но весьма респектабельном фойе Дома Российской армии гости, облаченные в вечерние туалеты, передвигались плавно между специально привезенными на церемонию шедеврами Cartier.

Кстати, список всех приглашенных утверждался в Париже, и каждый вполне мог считать себя персонально приглашенным самой Cartier. Известный стилист Сергей Зверев именно этим объяснил то обстоятельство, что не встретил на церемонии «ни одного неинтеллигентного лица». Стилист заявил, что сей факт — большая редкость для презентаций вообще. Для Зверева Cartier — это прежде всего изысканный стиль.

Сам он пока ничего подобного не покупал, но кольцо и часы от Cartier ему кто-то (не уточнил) подарил. Был среди гостей и Юрий Никулин, который с присущей ему откровенностью признался, что в драгоценностях разбирается плохо, но приглашению рад. Лукавый Никита Богословский свою причастность к Cartier объяснил приятным воспоминанием: «лет двадцать назад что-то у Картье купил, скорее всего, кому-то подарил, но точно помню, что не мужчине. Причем готов все это (с выездом в Париж) повторить».

А Владимир Молчанов высказывался со светлой грустью о том, что Cartier, безусловно, не может не нравиться, но как и всякому журналисту, такие драгоценности ему не по карману. Может быть, чуть-чуть меньше камер и фотоаппаратов на вечере, устроенном фирмой, чуть-чуть больше беззаботности в глазах гостей, и рубины, изумруды, причудливо вплетенные в золото и платину, смотрелись бы более естественно на вечерних туалетах присутствующих дам, нежели за стеклом витрин.

Как смотрелись они на самых властных и красивых женщинах России в начале нашего века и как видел их талантливый художник Шарль Жако, сопровождавший Луи Картье в его поездке в Россию в 1911 году. Жако тогда жадно впитывал великолепие Императорского двора с терпким восточным привкусом. Именно испытывая эти ощущения (так считают), художник создал стиль, который позже был назван «арт деко».

Вообще на совести Cartier достаточно много новых стилей и направлений. Например, серия Panthere, которую создала в начале века известная художница Жанна Туссен, работавшая в то время на Cartier. Как-то, путешествуя по Кении, она впервые увидела пантеру и поразилась ее красоте и грациозности.

В итоге появилось одно из самых изысканных направлений. А эскиз известного во всем мире тройного золотого кольца Cartier был нарисован самим Жаном Кокто. И кто знает, не родится ли в Cartier новое направление, вдохновленное долгожданным возвращением в загадочную по-прежнему Россию?

Еще интересное