Шарфы и шали

1

В ритмах pas de chale

В Париже уже осень, но плащей почти не видно, зато повсюду появляются шалевые платки знаменитой фабрики Ternaux… Примерно так чуть более века назад московские газеты рекламировали одно из главных изобретений моды — шаль. Изящную вещицу персидского происхождения, попавшую в Европу из завоевательных походов и покорившую сердца самых красивых женщин.

Сара Бернар, Анна Ахматова, Вера Холодная, Айседора Дункан — лишь немногие из тех, чей образ неотрывно связан с этим самым стильным аксессуаром. Как бы выглядели они сейчас в своих разноцветных и однотонных шалях, длинных, бесконечных, развевающихся на ветру, небрежно наброшенных на плечи?

Чтобы получить хотя бы приблизительное представление о том, насколько шаль или ее производная — шарф — способны изменить облик женщины, мы выбрали несколько моделей из коллекций 1994 года и предложили одной из самых красивых московских актрис Ольге Кабо вместе с нами «обыграть» возможные варианты современного образа a la chale. Ольгу наше предложение не удивило.

В своей киножизни пришлось перемерить с добрый десяток всевозможных шарфов и шалей. В «Бесах» режиссера Игоря Таланкина Кабо появлялась в костюме амазонки, где длинный туалевый шарф служил декоративным украшением шляпы. В «Чокнутых» Аллы Суриковой ее окутывали многочисленные шарфы из воздушного прозрачного шифона, отвечающие образу святой Марии. В «Комедии о Лисистрате», где Ольга исполняла роль молодой гречанки, шарф служил ей и поясом к костюму, и лентой, удерживающей сложную прическу. К тому же Кабо сама оказалась поклонницей шарфов и шалей: она утверждает, что только так современная женщина может чувствовать себя по-настоящему одетой. Мы с ней охотно согласились и предложили ей примерить шарфы и шали на разный манер.

Сначала попробовали представить ее в 20-е годы нашего века и с помощью прически тех лет, а также грима, костюма и плиссированного шарфа (мы выбрали черный цвет) стилизовать ее под vamp. Образ, с которым, как мы уже говорили, ассоциируются шали и шарфы. И который так легко представить на светском рауте, на спектакле или на званом ужине. Затем мы предложили Кабо роль comme il faut — строгий костюм в восточном стиле и длинный широкий однотонный шарф из тончайшей шерсти с двойной декоративной каймой. Как нам кажется, такой туалет прекрасно подойдет для деловых встреч, а также для первого визита в дом ваших новых друзей.

Для брючного костюма в стиле dandy, по-прежнему модного в этом сезоне, мы предложили Ольге попробовать вместо прозрачной и легкой блузы к светло-серой паре большую шелковую шаль без бахромы в пастельных тонах, причем нарочито небрежно и весьма романтично надетую прямо на голое тело и слегка задрапированную на плечах. В таком виде лучше всего посещать вернисажи или сидеть в уютном кафе в компании друзей за чашечкой крепкого кофе.

В воскресные дни можно надевать самые легкомысленные костюмы. Вместе с Ольгой мы представили, как может выглядеть современная молодая женщина во время романтического свидания (здесь использована игра полупрозрачных и плотных тканей черного цвета, а также их сочетание с модным серебристо-серым бархатом).

С таким костюмом неплохо будет смотреться легкий сетчатый шарф, в стиле 70-х наброшенный на голову. В то же время, на вечеринке и на fashion show традиционный костюм будет смотреться несколько скучновато. Здесь уместнее появиться в «платье со смыслом». Например, в стилизованном костюме современной воительницы, надевшей вместо юбки полосатый шарф и наглядно демонстрирующей, что мода — не более чем игра образов и стилей. Нетрадиционная, на первый взгляд, манера носить шарфы и шали не нова, но она как нельзя лучше подходит по духу современным модницам. Ведь что бы мы ни делали в ходе съемки, все смотрелось достаточно естественно, лишний раз подтверждая, что мода — это прежде всего то, что мы сами себе пытаемся придумать.

А судя по последним показам в Париже и по шарфам и шалям, вновь появившимся на подиумах, возможности для наших фантазий совершенно неограниченны. Но прежде чем начать экспериментировать, необходимо понять, что шарф или шаль — это именно то, что вам сегодня нужно!

Если верить древним пергаментам и свиткам, то родоначальником столь распространенных ныне шарфов и шалей была обычная полоса материи, в которую кутались жрецы и состоятельные мужчины Древнего Египта. Впрочем, ассирийцам, грекам и римлянам эти предметы туалета также были не чужды, о чем достаточно красноречиво свидетельствуют всевозможные легенды и мифы.

Теоретики моды склонны связывать появление шарфов и шалей с традиционным восточным костюмом и с привычкой носить всевозможные покрывала. Так, в небезызвестной «Тысяче и одной ночи» редкая красавица не скрывала своего лунного лика под легким полупрозрачным шарфом, накинутым на тюрбан или прикрепленным к ювелирному украшению в форме полумесяца или звезды. Хотя вначале шали и шарфы считались элементом мужского костюма. Персы носили шали как пояса, а индийцы — в виде накидки.

При дворе монгольского императора Акбара модно было носить сразу два сшитых кашемировых шарфа на манер плаща и умело задрапированных вокруг плечей. Сановники в Ассирии любили перекидывать через плечо или через оба плеча однотонные шарфы с бахромой. В других странах, в том числе и в России, такие шарфы нередко повязывали как кушаки или пояса. Кстати, историки моды часто трактуют само значение слова «шарф» как «ширинку, носимую вместо кушака или шейного платка». Впрочем, есть и такие, кто считает, что именно от шарфа, порой заменявшего древнему человеку весь гардероб, и пошли всевозможные пончо, манто и плащи. В России шарфы стали популярны при Петре I.

Манера носить так называемое немецкое платье, коим, как известно, юный царь увлекался не на шутку, сделала свое дело. Вместе с костюмом была перенята и типичная бюргерская привычка покрывать плечи широкой шалью, шарфом или косынкой. И хотя до Петра шарфы в русском костюме костюме все же присутствовали (в виде все тех же кушаков), а вместе с ними встречались и платки, которыми по традиции замужние женщины покрывали головы), именно его можно считать законодателем моды на шарфы и шали. Нередко вплоть до XX века «шарфами» назывались также офицерский пояс и повязка «георгиевского» цвета (сочетание черного, желтого и серебряного).

Но настоящий бум на шарфы и шали начался накануне Отечественной войны 1812 года. Популярности шарфов и шалей в России, равно как и во всей Европе, немало способствовали завоевательные походы Наполеона Бонапарта. Восхитившись изумительными изделиями из редкого для западных стран кашемира, Бонапарт привез из египетской кампании в подарок императрице Жозефине несколько кашемировых шалей и шарфов. Буквально в считанные дни мода на них охватила Париж, а затем с необычайной скоростью распространилась во Франции и других европейских странах. Хотя и до этого кашемировые изделия попадали в Европу, но лишь в небольших количествах и в качестве ценных подарков монгольского двора.

Волею судьбы в начале прошлого века шали и шарфы вновь стали главным дополнением к легкому костюму a la greque знатной дамы эпохи Империи. В отличие от европейских модниц русским барышням и барыням за свое пристрастие к накинутым поверх легких и полупрозрачных нарядов шарфам приходилось платить довольно дорого.

Большинство дневников того времени хранят печальные воспоминания о частой гибели красавиц, столь «безрассудочно уподобивших себя античным статуям» и следовавших моде даже в 30-градусные морозы. Хотя именно шали и шарфы защитили значительную часть модниц от русского холода. И не всегда для этих целей использовался кашемир — чаще всего шею и плечи заботливо кутали в более чем прохладные газ-марабу, газ-рис, газ-илюзьон и атлас. «Париж, с бесчувствием хирурга, целое столетие под пыткою русского мороза рядит наших дам, как мраморных статуй, в газ и блонды, отчего наши барыни гибнут тысячами, как осенние мухи, — объяснял тенденции шалевой моды Герцен, — а наблюдательный Париж по числу безвременных могил определяет количество первоклассных дур в России».

И все же ничто не могло остановить женщин в их почти что пагубном стремлении не отстать от моды. Иногда это желание доходило до абсурда: с утра до вечера кутались дамы в свои шарфы и шали, не забывая, однако, менять их по нескольку раз в день. Причем достигали они порой прямо-таки невероятных размеров: например, очень популярны были полотнища в три человеческих роста.

Носили их, искусно обертывая один конец вокруг руки, а другой спуская до земли. Особой любовью модниц пользовались белые и пестрые шали, весьма напоминавшие шелковые и изготовленные из легкой шерсти тибетских или гималайских коз. Такие шали были необычайно теплыми и, несмотря на свой достаточно крупный размер, легко проходили сквозь обручальное кольцо. Во всех странах и шарфы, и шали стоили дорого, в России их цена нередко достигала нескольких тысяч рублей. С началом моды на шарфы и шали в свете появилось и новое развлечение — pas de chale (танец с шалью).

Трудно сказать, было ли это очередным капризом моды или же таким образом поклонницы аксессуаров выражали свое почтение этим любимым предметам туалета. Но танец с шалью стал поистине переворотом в мире моды, наглядно продемонстрировав, какую роль в жизни современного общества может играть одежда. Pas de chale разучивали в пансионах, исполняли в благородных собраниях и на придворных балах. Это был своего рода модный ритуал, требовавший от исполнительниц особой грации и изящества. За который, кстати, многие институтки получали похвальные грамоты и золотые медалВпрочем, не всем новое развлечение пришлось по душе.

И если статная красавица Зубова восхищала императора Александра I самой манерой исполнения pas de chale, то во времена Николая I фрейлина императрицы А. Ф. Тютчева (дочь поэта от первого брака), напротив, сетовала в своих мемуарах, что «целые поколения будущих жен и матерей воспитывались в культе тряпок, жеманства и танца с шалью».

Так или иначе, но шарфам и шалям удалось оставить свой след в истории. На всех портретах XVIII-XIX веков аристократок и богатых купчих тщательно выписаны шали и шарфы с характерными для моды той поры рисунками и орнаментами. Редкое литературное произведение обошло pas de chale стороной.

«Наташа сбросила с себя платок, который был накинут на ней, забежала вперед дядюшки и, подперши руки в боки, сделала движенье плечами и стала. Где, как, когда всосала в себя из того русского воздуха, которым она дышала, — эта графинечка, воспитанная эмигранткой-француженкой, — этот дух, откуда взяла она эти приемы, которые pas de chale давно бы должны были вытеснить?»

XX век с появившимися и процветавшими швейными фабриками предложил женщинам стандартные формы одежды, практически исключив из современной одежды такое понятие, как индивидуальность. Все, что теперь могла позволить себе вчерашняя модница, — это лишь выбор цвета готового платья, растиражированного и доступного почти всем ее подругам.

Беспрестанные войны сделали одежду еще более утилитарной, значительно упростив легкомысленный женский наряд. Но даже лишившись права на роскошное платье и растеряв на фронтах мировых войн вчерашних поклонников, женщина прежде всего хотела оставаться женщиной. И в униформе военных лет — «английской» блузе, жакете и укороченной юбке — она все еще находила способы обращать на себя внимание.

Ей даже удалось стать неким загадочным и романтичным символом новой эпохи, сделавшим ставку на интересы массового производства. Словно протестуя против всеобщей нивелировки одежды, женщина неожиданно выдвинула костюм, полный романтического очарования. Шарфы и шали не были забыты, хотя и имели определенный оттенок грусти по беззаботному прошлому.

Многие дамы по-прежнему носили их на греческий манер — с платьями, отдаленно напоминавшими туники, вокруг которых длинные, воздушные, однотонные цветные шарфы и шали порой развевались словно в бешеном танце. И если покрой платья был предельно прост, а само оно практически лишилось декоративных украшений, именно эти шарфы вносили резкий диссонирующий аккорд в образ дамы.

Любительницей многометровых шарфов, как известно, была великая Айседора Дункан. «Жарким вечером в Монте-Карло Айседора села в гоночную машину, обвив вокруг шеи алую шаль с голубыми китайскими астрами, и сказала провожавшим ее: ‘Прощайте, друзья мои, я мчусь к славе!'» Это были последние слова танцовщицы. Край шарфа случайно зацепился за шину автомобиля. Одно резкое движение, и Айседоры не стало. В архивах Парижской публичной библиотеки до сих пор хранится выцветший клочок алой ткани, расписанный причудливыми цветами, — все, что осталось от шарфа, задушившего Дункан.

Еще интересное