Коза Роза

1
5e55e5

Помните песню из старого фильма «Мама», в котором Гурченко играла козу, а Боярский — волка: «Дин-дон, я ваша мама, я ваша мама, вот мой дом». Хорошая песенка. Недавно, когда она прозвучала в одной передаче, я вспомнила историю, которая случилась много лет назад. Вряд ли это могло произойти сегодня, но ведь тем и забавнее…

Моя подруга Галя работала в школе. Как-то она позвонила и предложила поехать с ней в экскурсионную поездку на север — в Архангельск, на Соловки. Ответ требовался срочно, причем было одно условие: я должна была лететь по чужому паспорту. По тем временам это было возможно, поскольку у группы был общий билет. Меня это смутило, но Галя объяснила, что такой вариант предложил сам руководитель группы — просто осталось одно место, а переоформлять уже некогда. И я согласилась.

В аэропорту выяснилось, что не все так просто, как говорила Галя. Руководитель, предложивший данную комбинацию, летел, якобы, вместе с женой. На самом деле вместо жены с ним была любовница, о чем никто не подозревал. Сама же любовница получила путевку на свое имя, поскольку работала в этой же сфере.

Таким образом, она летела по паспорту жены, который муж стащил на время поездки, а я — по ее паспорту. На всякий случай он передал мне в руки паспорт своей подружки, а мой забрал, очевидно, в залог. К счастью, паспорта нам не понадобились, но я все равно тряслась от страха.

В гостинице мы обсуждали нашу авантюру, и Галя смеялась надо мной:

— Видишь, ты напрасно волновалась, все прекрасно обошлось, дай-ка я посмотрю твой новый паспорт. Ого, тебе сорок, а выглядишь на двадцать! Ты неплохо сохранилась!

— Если бы я знала, что ей сорок, ни за что бы не полетела. — Но Галя не унималась.

— Посмотрим дальше твою биографию. — Взрыв хохота заставил и меня засмеяться.

— Что там? Что смешного?

— Итак, голубушка, тебя зовут Роза, ты не замужем и, наконец, ты…

О том, что в «моем» паспорте так насмешило нас обеих, — позднее, а теперь немного о нашей группе.

В группе были сплошные учителя, завучи и несколько директоров — сборная из разных школ и, в качестве довеска, я — студентка с чужим паспортом на руках. Директора вели себя по-директорски: авторитетно говорили на любые темы, никогда не соглашались друг с другом и поучали всех подряд. Мне было интересно побывать в их среде, но еще интересней оказалось наблюдать за нашим руководителем и его спутницей. Михаил Иванович был весьма импозантным, интересным мужчиной лет пятидесяти и походил на отставного военного. Он весьма игриво посматривал на нас, и мы как заговорщики обменивались понимающими улыбками. Роза не соответствовала своему имени — бесцветная блондинка с удлиненным лицом и широко расставленными глазами. Она нас веселила. Роза держалась отстраненно, ни с кем не общалась, но постоянно улыбалась без всякой причины.

— Конспирация прежде всего. Радистка Роза вышла на связь, — изощрялась Галя.

Михаил Иванович и Роза сидели в автобусе, прижавшись друг к другу, держась за руки и перешептываясь. Она смотрела на него преданными глазами, и он воспринимал это с видимым удовольствием. Роза не перечила, не возражала, не спорила, улыбалась и кивала.

— Кивает на все головой, точно коза, — комментировала Галя — и мы начинали смеяться.

Нам все было смешно, мы дурачились и придумывали козе имена: «Донна Роза», «Роза мимоза», «Роза угроза»- хохот; «Коза женская гроза», «Коза веселые глаза», «Козочка Розочка», «Ко’за Роза» — хохот. Мы были молодыми и, чтобы посмеяться, было довольно любого повода. Наша смешливость не осталась незамеченной.

Как-то за ужином мы оказались в компании директрисы с мужем и преподавательницы английского. Разговор внезапно коснулся нас с Галей.

— Вот я все наблюдаю за девочками, и думаю, над кем же они все время смеются? Может быть, над нами? — сказала Нина Сергеевна.

— Нет, что вы! — отвечали мы хором.

— А я знаю над кем, — заметила проницательная Маргарита Владимировна, — мне кажется, они смеются над Михаилом Ивановичем и его женой. Так ведь, Галя?

— Совсем немного… Они так сидят смешно — за руки держатся, словно школьники.

— Я вам девочки вот что скажу, — Нина Сергеевна перехватила инициативу, — это счастье, когда муж с женой прожили много лет и сохранили любовь и свежесть чувств.

На этой фразе я засмеялась.

— Ну, вот опять! Дина, что смешного я сказала?

— Она смеется своим ассоциациям, Нина Сергеевна, — выручила меня Галя, — дело в том, что жена Михаила Ивановича очень смешно качает головой, ну как коза. Посмотрите сами.

Все скосили глаза на соседний столик. Роза, почувствовав взгляды, смущенно улыбнулась и закивала головой. Тут уж засмеялся и Игорь Петрович.

— Видите, вашему мужу тоже смешно…

— Игорь, ты меня удивляешь! Ну ладно девочки смеются, они молодые — им простительно. Но ты-то над чем смеешься?

— Нина, в ней и правда есть что-то козье, — оправдывался Игорь Петрович под наш хохот.

— Нет, я знаю, тебе смешно, с какой нежностью она кладет голову ему на плечо. По твоему мнению, муж и жена не должны так вести себя на людях?

— Они не похожи на мужа с женой, если хочешь.

— В этом ты весь — «они не похожи», а они как раз муж и жена! Им можно позавидовать. Он работает, она домашняя хозяйка — в кои-то веки вырвались вместе в поездку, счастливы и не скрывают этого. Да, она не блещет красотой, зато без претензий — такая простая, естественная. Женщина, которая полностью посвятила себя мужу и детям.

— Прямо как Наташа Ростова, — сказала Галя и пояснила,- когда она вышла за Пьера и превратилась в самку.

— Фу, Галя, вы циничны!

— Так это же не я, Нина Сергеевна, это Лев Николаевич!

В этом месте засмеялась уже Маргарита Владимировна.

— Рита, и ты туда же!

— Я тоже хочу быть молодой и смеяться над козой, — легкомысленно поддержала Маргарита, чем заслужила полное одобрение с нашей стороны.

— Нина Сергеевна, — вступила я, но ведь известно, что люди бывают похожи на животных, и каждого можно с кем-нибудь сравнить, с кошкой, птицей, козой…

— А меня с кем? — тут же спросила Маргарита.

— О присутствующих не говорят.

— И все-таки?

— Вы лисичка, — сказала я рыжей хитренькой Маргарите.

— А я? — спросил Игорь Петрович.

— Вы такой — доберман пинчер, — нашла сравнение Галя.

— Добер-мен! — повторила Маргарита Владимировна. — Нина, как видишь, все совершенно безобидно, да ты и сама знаешь. Мне, между прочим, тоже не нравится, как они прижимаются. Прижимайтесь дома, сколько хотите, а на людях — это смешно, в самом деле, в его возрасте, по крайней мере.

— И все же нельзя над ними смеяться. А вы смеетесь и не одобряете. Понимаете ли вы, что тем самым высмеиваете семейные ценности: супружескую любовь, нежность, искренность, верность.

Смех, которым мы с Галей завершили застолье, окончательно уронил нас в глазах Нины Сергеевны. Не пытаясь исправить ситуацию, мы кое-как распрощались и поспешно ретировались к себе в номер.

Упав на кровати, мы хохотали, как безумные.

— Еще немного, и я бы раскололась! — сквозь смех проговорила я.

— Я потому тебя и увела, обещали же помалкивать. Ай, да Роза, всех ввела в заблуждение… от слова «блудить»!

Прилетев в Москву, я распрощалась с паспортом козы и вернула свой.

Эта была прекрасная, увлекательная поездка, полная самых ярких впечатлений, и, хотя многое позабылось, я до сих пор хорошо помню, как в самый первый день Галя открыла Розин паспорт:

— Ого, тебе сорок, а выглядишь на двадцать! Ты неплохо сохранилась!

— Если бы я знала, что ей сорок, ни за что бы не полетела. — Но Галя не унималась.

— Посмотрим дальше твою биографию. — Взрыв хохота заставил и меня засмеяться.

— Что там? Что смешного?

— Итак, голубушка, тебя зовут Роза, ты не замужем и, наконец, ты… мать семерых детей, у которых разные отчества. — И она прочитала их имена: Георгий, Руслан, Анжелика, Вероника, Давид, Марианна, Иоланта.

Семь детей от семи разных отцов шли друг за дружкой, старшему — 17, младшей — 3.

— Вот так, Динка, ей 40, а она с любовником в туры ездит — коза! А дома 7 козлят по лавкам сидят, есть просят. — Так впервые прозвучало слово «коза», сопровождавшее нас всю поездку и вызывающее неизменный смех.

С тех пор это путешествие навсегда связалось для меня с историей про семерых козлят. И всякий раз, когда сказка почему-либо приходит на ум, я невольно вспоминаю Розу, нашу авантюру с паспортами и то веселое время, когда нам было 20 лет.

Еще интересное