Dolce vita парижской хозяйки

1
biznes-ledi

Мы можем себе представить, как и на что тратит деньги дама вашего круга в Москве. Мы знаем, где она живет или собирается жить, где покупает себе одежду и продукты, сколько денег уходит на поддержание в порядке себя, детей, дома… В общем мы знаем, как она распоряжается семейным бюджетом, чтобы жить на уровне не ниже upper middle class. Чтобы понять, насколько при этом хорошая жизнь в Москве похожа или не похожа на жизнь в других столицах мира, мы решили опросить дам вашего круга, например, в Амстердаме, Лондоне или Токио. Начнем с самого близкого нашему сердцу города — Парижа.

Париж — дорогой город. Так, как считают деньги в Париже, их не считают нигде. Всюду деньги дают власть, но в Париже — еще и право на шарм. Моник Раймон — счастлива и элегантна. Она из тех парижанок, которые никогда не покупают вещей Haute Couture на распродажах. Про то, где она их покупает и как именно тратит деньги, чтобы так хорошо выглядеть, читайте ниже. Кстати, нам, русским, Моник почти как родная: незадолго до назначения ее мужа Жана-Бернара Раймона министром иностранных дел Франции (в 1986 году) супруги жили и работали в Москве.

Конечно, мадам Раймон — не вполне типичная представительница upper middle class: слишком много у нее светских обязанностей, требующих дополнительных затрат. Но представить себе уровень расходов дам ее круга все же можно. После того как Моник вышла замуж за Жана-Бернара, его карьера резко пошла вверх. Ищите женщину в жизни каждого удачливого мужчины. Посол Франции в Марокко, Польше, России, затем министр иностранных дел…

В Москве Моник вела ту же элегантную жизнь, что и в Париже, с той лишь разницей, что ей приходилось выписывать рейсами Air France из Парижа целые чемоданы с провизией, одеждой и косметикой: на дворе все-таки был 1985 год, начало перемен, и в России было шаром покати, если не вести речь о политике. Кстати, Моник Раймон юрист, доктор права. Это с трудом сочетается с образом одной из самых светских дам Парижа. Между тем еще до того, как выйти замуж (а произошло это по московским меркам поздно — в двадцать девять лет), Моник работала в аппарате премьер-министра и, разумеется, была совершенно финансово независима.

Позже, будучи «на посту» жены министра иностранных дел, Моник, конечно, уже не работала в общепринятом смысле слова. И денег у нее было достаточно. К счастью, существуют мотивы, по которым обеспеченные, а значит, способные женщины не могут сидеть дома. Так что теперь Моник снова работающая женщина, получает ежемесячную (большую) зарплату в империи Пьера Кардена. Хотя… «Я все отдаю своему мужу. Он лучше меня разбирается в финансовых вопросах. Во Франции всегда большие проблемы с налогами на недвижимость, а у нас все-таки два дома…»

Как это принято у состоятельных парижан, Моник живет «на два дома»: один в провинции, другой в Нейи — это престижный ближайший пригород Парижа, зона конгрессов, выставок, штаб-квартир крупнейших компаний, цены на недвижимость (в собственность) здесь немногим отличаются от цен в районе Champs Elysees, то есть около 35-45 тысяч франков ($7000-9000) за квадратный метр. «В Париже у меня нет гувернанток, кухарок, какого-то особенного персонала, — сказала Моник, — просто раз в неделю приходит женщина, убирает квартиру, делает покупки, отдает белье в стирку. А готовить я очень люблю сама, особенно на каникулах. Я родилась в Лионе, там отменная кухня, и у меня есть такая привычка — готовить самой».

Заметим, что в отличие от Москвы, где ручной труд сравнительно дешев (визит уборщицы стоит около 100 000 рублей без специального расчета затраченных часов), в Европе позволить себе нанять помощниц по хозяйству может только состоятельный человек, это показатель солидного дохода. Приглашенная для уборки квартиры дама стоит в Париже около 30-50 франков ($6-10) в час.

Если мадам Раймон устраивает вечер для друзей не у себя дома, она предпочитает ресторан Maxim’s: «Все известные парижские рестораны имеют приблизительно одну гамму цен, все они в общем-то дорогие, а ресторан Maxim’s я особенно люблю». По нашим данным, устраивая ужин в «Максиме», хозяева обычно платят за каждого гостя около 1000 франков ($200), не считая расходов на алкоголь, которые подсчитываются позже и могут составить 300-900 франков ($60-180) на человека, в зависимости от элитности напитков.

Легко подсчитать, что расчеты за еду исходят из того, что салатики ресторана «Максим» стоят 240 франков ($48), главные блюда, например омары c лангустами, — 450 франков ($90), чашечка кофе — 35 франков ($7), десерт, какие-нибудь каштаны в шоколаде, — 135 франков ($27). На макияж, одевание и причесывание Моник тратит не более четверти часа в день.

Что касается ее денежных затрат на внешность, Моник — постоянная клиентка Института красоты Lancome, где одна полноценная процедура по уходу за кожей стоит около 300 франков ($60). Если Моник не приходится посещать престижные салоны-парикмахерские, так это потому, что у нее есть личный парикмахер, который занимается укладкой ее волос каждую неделю на протяжении вот уже двадцати лет. (В другое время личный парикмахер работает для одного из салонов Cartier, где официальная цена — 500-700 франков ($100-140) за стрижку-завивку-укладку).

Что касается одежды, мадам Раймон покупает вещи Haute Couture от Пьера Кардена. Деловая одежда этого рода может стоить от 40 тыс. франков ($8000) и выше (да-да, если бы речь шла о юбке-пиджаке всего лишь pret-a-porter, траты были бы меньше — 12-25 тыс. франков ($2400-5000). В итоге получается дороговато. Я спросила у мадам Раймон, не пользуется ли она возможностью купить вещи люкс подешевле, во время июльских и январских распродаж. «Многие состоятельные парижанки используют эту июльскую формулу, — ответила Моник, — но у меня просто нет такой проблемы, поскольку я одеваюсь у Пьера Кардена». Мадам сказала это с каким-то даже сожалением: мол, рада бы оказать вам любезность, рассказать, как покупаю уцененные вещи Haute Couture, но… Пожалуй, мадам Раймон здесь редкое исключение: в Париже экономят все слои населения, просто каждый на своем.

И весьма состоятельные парижанки не брезгуют купить «люксовую» вещь, дождавшись июля или января, на 30% дешевле (это скидка на последние коллекции) или даже на 45% (на предпоследние). Есть и специализированные «базары», где одежда типа люкс продается по сниженным ценам круглый год. Это модели не последних, а, допустим, предпоследних коллекций: на улочке Rue de la Pompe в престижном 16-м округе есть интересное местечко под названием Reciproque, где можно найти за полцены вещи от Лагерфельда, Шанель, Кристиана Лакруа, Баленсиаги, Черрути. А например, Пьер Карден в числе тех немногих парижских кутюрье, кто никогда не делает сезонных снижений цен. Зато у него существует система скидок для таких постоянных клиенток, как мадам Раймон. Чему клиенты и рады.

К ним, многолетним, относятся уже как к родным: звонят на дом, снижают на несколько процентов цены, приглашают на показы для узкого круга избранных (не путать с публичными дефиле).

Директриса продаж Haute Couture Пьера Кардена мадам Гаспар (бывшая лучшая манекенщица дома Cardin — до сей поры у нее безупречный силуэт) дала такой комментарий по этому поводу: «Все парижские марки люкс имеют в общем-то одну и ту же клиентуру, одни и те же тысячи две человек. Дамы приходят к нам раз в два месяца, но купить могут сразу до двадцати наименований: и платье, и туфли, и платок, и бижутерию…

Сейчас клиентки стали бережливее, предпочитают не тратиться на одежду. Даже очень богатые женщины носят по три сезона один и тот же пуловер, и в Нью-Йорке надевают то же самое, что уже надевали в Париже». Но, как вы понимаете, Моник Раймон никак нельзя отнести к такому роду женщин, новую одежду ей приходится покупать довольно часто. Тут надо отметить, что сама жизнь принуждает ее к этому: Моник одна из самых заметных женщин светского Парижа, часто ее приглашают на всякие престижные рауты — не может же она ходить туда в одном и том же. Ее вечернее платье Haute Couture от Pierre Cardin (Моник предпочитает модели зеленого, голубого, оранжевого и желтого цвета) может стоить от 48 тыс. франков ($9600) и выше, если модель эксклюзивная, то есть существует в единственном экземпляре.

Драгоценности, помеченные той же маркой, стоят 5800-6000 франков (около $1200) (из золота, драгоценных камней) или даже 10 тыс. франков ($2000) (драгоценные эмали). Цены на шляпы Pierre Cardin колеблются от 2800 до 5000 франков ($560-1000). На каникулы Моник ездит на Средиземное море. Эта любовь у нее сохранилась еще с того времени, когда муж работал послом Франции в Марокко. Легко посчитать, что две недели в хороших отелях Лазурного берега без учета еды встают семье из четырех человек в сумму около ста тысяч франков — это если снимать номер без бассейна.

Теперь что касается расходов на детей. Моник Раймон — мать двух девочек-близнецов, им по девятнадцать лет. Одна из них готовится к конкурсу в Ecole Normale Superiere — престижное высшее учебное заведение Парижа, другая собирается заняться фармакологией. Право быть допущенным к конкурсу в высшее учебное заведение стоит во Франции 130 франков ($26), затем родители оплачивают студенческие права своего ребенка: 975 франков ($195) за «социальную безопасность», 125 франков ($25) за пользование библиотекой, 15 франков ($3) за медицинский контроль и еще 750 франков ($150) стоит сама «запись в студенты». Согласитесь, траты сравнительно скромные.

Что касается платьев девочек Раймон… Например, моя мама очень страдала от наших с сестрой набегов на ее гардероб. Но Моник повезло, она счастливая мать. «То, что я ношу, — это совершенно не их стиль — ни Софи, ни КатрПоэтому конкуренция у них больше между собой: постоянно меняются одеждой, а меня не трогают. Мы покупаем им молодежную одежду, так что это не слишком тяжело для бюджета».

Сравнительно с Haute Couture, пристрастие к которой питает Моник, молодежная одежда хороших фирм в Париже не так уж дорога. Впрочем, если очень захотеть, можно купить какой-нибудь пиджачок от Калвина Кляйна за 6000 франков ($1200). Если у вас сложилось впечатление, что у мадам Раймон все как-то слишком хорошо, это верное впечатление. Вот хорошо у нее идут дела, и все тут. А то мы уже привыкли к тому, что богатые все время плачут.

Еще интересное